Учение о Духе и история по Гегелю. Гегелевская система объективного идеализма состоит из трех основных частей: Здесь абсолютная идея становится по Гегелю"абсолютным духом". Таким образом, система взглядов Гегеля носила ярко выраженный идеалистический характер. Существенная позитивная особенность идеалистической философии Гегеля: Учение Гегеля о развитии составляет ядро гегелевской идеалистической диалектики и целиком направлено против метафизики. Особенное значение в диалектическом методе Гегеля имели три принципа развития, понимаемые им как движение понятий, а именно: В этих трех принципах Гегель вскрыл все общие законы развития.

ЗАМЕТКИ О ПОНЯТИИ страха

Возникновение философии оракулов Глава Стирлинг Гегель, источник всего современного историцизма, был прямым последователем Гераклита, Платона и Аристотеля. Успех Гегеля невероятен и загадочен. Он мастерски владел логикой, для его мощного диалектического метода было детской игрой вынуть реального физического кролика из чисто метафизического цилиндра. Он даже осуществил дедукцию действительных положений планет, тем самым установив, что между Марсом и Юпитером не может быть расположена никакая другая планета1 к несчастью, он не заметил, что такая планета была открыта несколькими месяцами ранее.

Статья"Диалектическая онтология Г. В. Ф. Гегеля и смысловое поле Экзистенциальный страх, страх перед собо чужим, укоренен в абсолютной.

страхов в диалогах с современниками Санкт-Петербург: По изначальной сути своей, , философия страхова чужда этим новациям. Сам он считал себя гегельянцем и действительно был, по характеристике Н. Однако в его исследованиях просматривается довольно глубокое влияние разных школ и идей неклассической философии. Мир, как единое, связное, стройное целое, имеет свою вершину и средоточие в мыслящем человеке. Человек является непосредственным выражением и наглядным свидетельством цельности мира, — утверждает страхов, тем самым выводя свою философию на антропологическую орбиту.

В размышлениях о месте человека во Вселенной интонации страхова идут резко вверх, становясь порой патетическими: Человек есть вершина природы, узел бытия. В нем заключается величайшая загадка и величайшее чудо мироздания. Таким образом, вопрос о человеке превращается в вопрос о мире в целом: Обычная логика в реконструкции целостных предметов предлагает восходить от простого к сложному — страхов и сам не раз строит свое исследование именно как такое восхождение.

В чем же видится страхову центральное место, занимаемое человеком в природе? Ответ на этот вопрос составляет, безусловно, наиболее интересный и важный пункт рисуемой страховым картины мира, да и, пожалуй, всей его философии. В наиболее ясной форме это представление высказал в начале столетия О.

Счастлив человек, который всегда в страхе Лютер Против страха надо сразу принимать меры, едва он в тебе завелся. Альбер Камю От одного взгляда Медузы Горгоны человек превращался в камень.

Киркегард жил в эпоху, когда Гегель был властителем дум в Европе. И он, конечно, Ничто. Какое действие имеет Ничто — Оно пробуждает страх.

, , , , . , . , , , .

Философская антропология страхова

Мы видели лишь то, чем является рабство по отношению к господству. Но оно есть самосознание, а потому нам нужно рассмотреть теперь, что есть оно в себе самом и для себя самого. На первых порах для рабства господин есть сущность; следовательно, самостоятельное для себя сущее сознание есть для него истина, которая, однако, для него еще не существует в нем. Но на деле оно имеет эту истину чистой негативности и для-себя-бытия в себе самом, ибо оно эту сущность испытало на себе.

А именно, это сознание испытывало страх не по тому или иному поводу, не в тот или иной момент, а за все свое существо, ибо оно ощущало страх смерти, абсолютного господина.

ИДЕЯ СВОБОДЫ В ГЕГЕЛЕВСКОЙ ФИЛОСОФИИ ПРАВА - издательство Грамота. Вейль Э. Гегель и государство СПб. Кьеркегор С. Страх и трепет.

Загрузить ещё Поиск в превью документа Заметки о понятии страха в современной философии Э. Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества.

Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией. Однако, поступая так, мы никоим образом не ограничиваем себя, так как истинную философию страха следует искать именно у этих авторов.

Дело в том, что между древними и современными текстами, посвященными явлению страха, есть одно общее существенное различие: Это различие связано, главным образом, с изменением самой онтологии чувства, являющегося одним из основных моментов современной философской мысли. Перестав рассматривать чувство как тип внутреннего толкования, не-рационального и более или менее адекватного внешним событиям, современная мысль пытается, особенно начиная с Хайдеггера, понять чувство как способ бытия человека.

Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители

Отношение религии к государству. С течением времени мнение по этому вопросу у Гегеля также претерпевало существенные изменения. Молодой Гегель обвинял церковь и государство в том, что они действовали заодно, насаждая деспотизм. Теперь для него религия и государство - воплощение свободы. Государство и религия для него суть различные воплощения разума. Религия есть божественное знание, знание человека о боге и знание себя в боге.

И Гегель знает это. Отсюда и происходит весь его вполне оправданный страх. Тезис переходит в антитезис, но обязательно опять.

Баринов - Эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философии Добавил а Социология Д. Анализ эволюции представлений о страхе и тревоге в истории философии показывает, что в работах многих философов предприняты попытки изучить природу страха и тревоги, дать им антропологическое и онтологическое обоснование, классифицировать формы и виды страха, продемонстрировать его связь с другими состояниями психики.

Важной составляющей философских теорий является анализ социальных аспектов страха и тревоги как элементов социального поведения и управления. ХХ век в истории человечества был эпохой невиданных потрясений, поставивших под сомнение ключевые ценности человеческой культуры и бытие самого человека. Не случайно в ХХ веке получили распространение научные теории, предрекающие катастрофический исход человеческой цивилизации.

Пугающие перспективы развития мировой цивилизации, глобальные проблемы, природные катаклизмы, неизвестные ранее и неожиданно возникающие вирусы — все это не вносит в жизнь современного человека уверенности в завтрашнем дне. Лучшим подтверждением тому служит глобальный экономический кризис, потрясший основы мировой экономической системы и поколебавший потребительские идеалы современного общества.

Не случайно сегодня не уменьшается интерес к страху и тревоге. Философы, социологи, политологи, психологи продолжают изучать новые стороны этих эмоциональных явлений. Выходят в свет не только научные исследования, но и практические методики преодоления страха и тревоги. В философии изучалась и эволюция воззрений на страх и тревогу. Сапожниковой рассматриваются различные подходы к проблеме страха и тревоги, сложившиеся в истории философской мысли.

УКАЗАТЕЛИ УЧЕНИЕ ГЕГЕЛЯ О ЧЕЛОВЕКЕ

Философские концепциии от античности до наших дней, непосредственно повлиявшими на искусство и определившими принципиально различные модели культуры. Стремясь опровергнуть философскую систему Гегеля, во введении к"П. Изложенное в форме трактата,"П. Это явно не классическая философия,"чьей сущностью остается имманентность, или, в греческих терминах, воспоминание". Поэтому Кьеркегор обращается к так называемой"второй философии", сущность которой -"трансцендентность, или повторение".

Гегель Г.В.Ф.Философия религии. «Китайцы пребывают в постоянном страхе и боязни всего, так как все внешнее имеет для них значение, есть для .

Внимание автора сосредоточено не онтологической, а на антропологической проблематике. :"" -"" . , . Гегель и Сартр — два весьма непохожих философа. Каковы точки соприкосновения и точки отталкивания этих двух, столь различных, философских дискурсов? Насколько по-разному Гегель и Сартр говорят о человеке? Гегель и экзистенциализм Что касается гегельянских истоков экзистенциализма вообще и, в частности, экзистенциализма сартровского. Здесь Гегель говорит о том, каким образом можно охарактеризовать индивида конкретного человека.

Индивид, - утверждает Гегель, - не определяется ни внешним, ни внутренним: Оно — ничто, пока если не реализовалось в действиях и поступках. И физиогномист, с точки зрения Гегеля, в принципе неверно ставит перед собой задачу, пытаясь проникнуть во внутренний мир человека, глядя на черты его лица. Человек определяется своими действиями. Он есть то, что он сделал из себя.

Гегель, Георг Вильгельм Фридрих

Эти проблемы обсуждались и решались либо материалистически, либо идеалистически. Такое толкование человека имеет в философии Гегеля глубокое основание, ибо проистекает из существа и смысла его идеализма, из смысла его исходного философского понятия — из смысла абсолютной идеи, образующей в его философии то, что сам он называет субстанцией мироздания. Понятие мышления ярко выражает активную, деятельную природу разума, абсолютной идеи. Мышление как деятельность есть познавательный процесс, процесс образования суждений, умозаключений, понятий.

Здесь мы переходим непосредственно к понятию духа, ибо мышление, образование суждений, умозаключений, понятий есть духовная деятельность. Забегая вперед, можно сказать, что для осуществления деятельности духа, т.

Пра Гегель, определивший страх именно как"внутреннее сжатие души в себе перед лицом кажущегося ей непреодолимым отрицания" 1.

Политические убеждения и понимание истории Гегелем в период написания"Феноменологии духа" Георг Лукач Оригинал находится на странице : Мы показали, что центральный философский вопрос всей последующей гегелевской философии в"Феноменологии" предстает перед нами как совершенно готовая, ясно выраженная программа, которая последовательно реализуется в деятельности Гегеля. Вместе с"Феноменологией" завершился подготовительный период гегелевской системы, личность Гегеля в этом произведении предстает перед нами во всем своем всемирно-историческом значении.

Несмотря на это, было бы неверным отождествлять без каких-либо оговорок"Феноменологию" Гегеля с его более поздней системой. В мире происходили глубокие изменения, на которые Гегель страстно и всем своим существом реагировал и которые необходимым образом должны были оставить глубочайшие следы в его философии. Исследование этих изменений, особенно тех, которые касаются структуры всей гегелевской философии и влекут за собой перестройку се важнейших категорий, не является задачей данной работы.

В последующем мы коснемся некоторых из этих проблем лишь для того, чтобы как можно более наглядно раскрыть существенные особенности"Феноменологии".

/ _

Прогресс в познании мира, но главным образом в познании человеком собственной природы и установлении разумных общественных отношений. Одно самосознание встречает другое самосознание, встречаются множество самосознаний, и отношения между ними устанавливаются в зависимости от высоты развития каждого из них. Устанавливаются вследствие непрерывных конфликтов и войн.

Возникшая политическая власть насильственных способом поддерживает иерархию отношений.

Гегель прожил много жизней в России, и последняя из них только что Ибо чем ревностней, не за страх, а за совесть, служила эта голова филиалом.

Поэтому имеет место неопосредствованное отношение и противоположности — отношение к Единому в чистом мышлении и созерцании и абстрактное возвращение в себя, для — себя - бытие — соединены непосредственно. Страх перед господином есть основное определение этого отношения. Обычно существует дурной предрассудок против страха, как будто тот, кто испытывает страх, не хочет или не может представить себя как силу.

Но здесь речь идет не о страхе перед конечным и в частности перед конечным насилием. Конечное есть случайная сила, которая может прийти ко мне и повредить мне, даже если я и не испытываю страха; здесь же речь идет о страхе перед невидимым, абсолютным, являющимся противоположностью моего сознания, выступающим как сознание, направленное против меня как конечного, как сознание бесконечной самости.

Благое даря осознанию этого абсолютного как единственной, просто негативной силы всякая собственная сила исчезает; все принадлежащее к земной природе полностью погибает. В качестве абсолютной отрицательности по отношению к самому себе как человеку этот страх есть возвышение до сферы чистой мысли абсолютной силы Единого. И этот страх перед Единым есть начало мудрости, которая состоит в том, что особенное, конечное для себя уже не может иметь значения чего-то самостоятельного.

Все, что имеет значимость, может иметь ее только как момент в организации Единого, и Единый есть снятие всего конечного. Этот мудрый страх есть один существенный момент свободы, и состоит он в освобождении от всего особенного, от всякого случайного интереса, вообще в том, что человек чувствует отрицательность всего особенного.

Притча о страхе